Редакционная статья номера АудиоМагазин №5 (106) 2012 года

АудиоМагазин</b> №5 (106) 2012 года В области звуковоспроизведения высокой верности давно и прочно утвердился принцип «о вкусах спорят». Несколько десятилетий — да, собственно, уже почти столетие — он доминирует в сообществе и, точно плодородная почва растение, питает, «витаминизирует» аудиоиндустрию, мешая крови остыть в жилах звуколюбов и не давая ослабнуть энергии и истощиться фантазии инженеров.

Можно усмотреть противоречие между «лирикой» множественности вкусов, проникнутой вольным гуманитарным духом, и «физикой» пресловутой «высокой верности», которая подразумевает строгость, взвешенность суждений, стремление устанавливать универсальные критерии и реперные точки для решительного смещения баланса между субъективным и объективным в сторону последнего. Как учил Гегель, противоречия, в их единстве и борьбе, составляют стрежень диалектики. А упомянутое противоречие — ядро диалектики Hi-Fi.

Спорят (и не только о вкусах, конечно) и на страницах «АудиоМагазина». Правда, спор этот по преимуществу заочный. Привлекая доступный «административный ресурс» (как-никак, главный редактор), в этом своем слове, обращенном к читателям, я затрону положение, которое считаю не только спорным, но и вредным и которое всегда вызывает мое неприятие.

Принцип получения звуковых удовольствий любой ценой породил, с одной стороны, культуру так называемых аудиофильских записей, а с другой, поставил музыку в подчинение идолу аудиосистемы. Частенько из уст аудиопрокуроров раздается обвинение, что, мол, виновна запись. Последняя ситуация, переворачивающая с ног на голову естественное состояние вещей, в соответствии с которым аудиосистема — это инструмент для добычи золотых крупиц музыки из звуковой руды, особенно неприятна. Нередко можно видеть, что за бортом аудиофильской истории оказываются многие и многие потрясающие музыкальные явления, зафиксированные, увы и ах, не в идеальной акустической обстановке, не «божественными» (например) Neumann U-47 (непременно двумя) или же искусственной головой (без тела) с капсюлями Bruel&Kjaer в ушах… Двухмикрофонная запись — одна из самых упитанных аудиофильских священных коров. Высказывая иное мнение, порой чувствуешь себя чуть ли не еретиком. Надои, правда, невелики — таких изданий совсем немного, жалкие доли процента от общего числа.

Соответствующий способ подготовки фонограммы — это, очевидно, проекция доминирующей в Hi-Fi минималистской концепции, хотя и не прямое ее следствие. Очень уж привлекательная идея: два уха — два микрофона, а остальное от лукавого. И все было бы хорошо, если бы, во-первых, микрофон (всего лишь высокотехнологичная железка) был тождествен уху — сложнейшему органу «с функцией» ежемгновенной динамической подстройки, и, во-вторых, комната прослушивания (практически любая) не отличалась бы кардинально от концертного акустического пространства. Невозможно же, согласитесь, втиснуть большой симфонический оркестр или стадионный рок-концерт в жилую комнату как есть, без подгонки. Нельзя не признать как большие достоинства двухмикрофонных записей — первыми мне на ум приходят издания RCA Living Stereo с образцами искусства Хейфеца, Мюнша, Райнера и др., — так и ряд их недостатков, из которых главный — дефицит музыкального рельефа. В последнем со мной согласился выдающийся мастер звукорежиссуры И. П. Вепринцев, утверждающий также, что «некоторые партитуры ни при каких обстоятельствах нельзя записать двумя микрофонами». В качестве примера он приводил «Кармен-сюиту» Щедрина с 52 ударными инструментами…

Из всего сказанного следует, что поиск звука может быть по-настоящему результативным только в том случае, если идет рука об руку с поиском музыки.