Редакционная статья номера АудиоМагазин №3 (104) 2012 года

АудиоМагазин</b> №3 (104) 2012 года Каково назначение тестов аудиоаппаратуры? На этот вроде бы вполне тривиальный вопрос, по-видимому, невозможно дать универсальный ответ. Кто-то воспринимает тесты как рекомендации к приобретению или не приобретению того или иного продукта: специалист изрек свои «хорошо» или «плохо», поставил три или пять звезд — и какие тут могут быть сомнения? Другой высматривает в описании конструкции компонента интересные подробности и оказывается вполне удовлетворенным лишь тогда, когда ему удается узнать, например, какая версия «пикапа» сидит в CD-транспорте или какой марки и каких номиналов конденсаторы стоят в блоке питания. Для третьего вообще статьи служат увлекательным (а иногда развлекательным) чтением, источником сведений о том, «что вообще в мире делается» и грядет ли, наконец, стабильность. И таких людей, как мне представляется, немало. Что касается пресловутого «wife acceptance factor», то его мы вообще в расчет не принимаем.

На первый взгляд наиболее слабой представляется первая позиция: прочел — и тут же с определенной мыслью в голове опустил первый рубль в свинью-копилку, или тотчас понесся в магазин занимать очередь с ночи, или, наконец, решил, что «этого» ни за что покупать не станет и вообще занесет бренд в личный черный список.

Анализируя то, как аудиофилы воспринимают изложенное в журнале, — наблюдая людей со стороны, ловя обрывки разговоров и споров, а в последнее время просматривая сообщения на разных (и не только российских) интернет форумах, — я убеждаюсь, что цепляют нас в статьях порой совершенно неожиданные — парадоксальные вещи. Авторитетный аудиообозреватель в тесте, опубликованном в знаменитом американском журнале, поведал читателю (важный нюанс: на хорошем английском), что объект теста понравился ему настолько сильно, что он, точно сомнамбула, вскакивал ночью с постели… музыку послушать. Зарубежные коллеги практикуют домашние ночные тесты, видимо, имея возможность выбирать соседей или закладывать дополнительный кирпич в стену. Именно этот эпизод оказался решающим для одного моего знакомого — немолодого интеллигентного отца семейства. Надо же, восклицал он, как пробрало — даже спать не мог…

Не последнее значение имеет степень доверия человеку, чьим именем подписан тест. Важен и стиль тестирования. Один специалист, виртуоз паяльника, свыкшийся с запахом плавящейся канифоли, по косточкам разберет в статье схему лампового прибора, но не очень доступно и как-то «крупным помолом» опишет звучание. Второй обрисует конструкцию и функциональность сухо, телеграфным стилем, а звучание — крайне подробно и витиевато. Третий в какой-то одной части хорошо знает, о чем пишет, а в остальном хочет произвести впечатление, что знает. У четвертого в списке использованного тестового музыкального материала — только «скучная» классическая музыка, и читатель может подумать: зачем мне читать этот тест, если я слушаю один лишь фьюжн? Что дает толчок к позитивному мнению о покупке, тоже непонятно. Вердикт? Звезды? Помню, очень давно, когда я еще не совмещал профессию музыканта с какой-либо иной, решающим для меня оказалось суждение одного уважаемого специалиста о том, что акустическая система весьма аккуратно преподносит тембр фортепиано, записи хора и вообще звучание музыкальных инструментов классического семейства. А в целом те колонки были оценены не слишком-то высоко, оказавшись в групповом тесте среди «хорошистов». Из этого следует, что большое значение имеют индивидуальные музыкальные вкусы. Компонент может получить хоть одну звезду из пяти возможных (признаюсь, мне такие не встречались), однако позитивно отмеченные автором один-два специфических звуковых аспекта для кого-то будут стоить по десятку звезд каждый.

В основе практически любых современных тестов лежит принцип «победы по очкам». Иными словами, идеальный компонент обязан во всем быть на высоте, обязан быть универсальным. С одной стороны, какая, в сущности, может быть универсальность? Аудиосистема воспроизводит музыку, которая по природе своей не универсальна: не перестаем же мы любить Сиднея Беше, не игравшего на флейте, или Джона Леннона, в руки не бравшего виолончели. В то же время никакой другой подход к тестированию попросту невозможен: ведь автор не в состоянии учитывать вкусы всех читателей. Только вот Hi-Fi-судьям нужно осмотрительно выносить приговоры, предоставив читателю право решающего голоса. То есть придерживаясь правила: «я рассказываю о том, что есть, а ты уж сам решай»… Лично мне неинтересны тестовые компоненты-бойцы, из теста в тест побеждающие по очкам. Мне нравится победа нокаутом. А вам?